Supernatural

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural » Reality » Из двух зол будь меньшим ©


Из двух зол будь меньшим ©

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Я не из тех людей, которые обнимаются — я из тех, которые испортят твою жизнь, если не сделаешь, что я говорю.

Название эпизода:
Из двух зол будь меньшим ©
Место, время:
Окрестности Мистик-Фоллса, октябрь. 
Время к вечеру.
Участники:
Клаус | Кэролайн Форбс
(первый пост с Кэр)
Описание:
Кэролайн с трудом оправляется от, как она считает, предательства Тайлера, укусившего ее, а заодно девушка пытается уложить в голове тот факт, что ее спас Клаус. Впрочем, она легко объясняет это тем, что он потребует что-то взамен позже. Но как понять его подарок на ее день рождения, и его слова? Вопрос остается открытым. Так, она собирается подкрепить свои силы, естественно, кровью. Форбс охотится в лесу на беззащитных животных и думает «о смысле размышлений над смыслом смысла жизни», когда понимает, что за мыслями и вовсе не заметила приближающуюся опасность. Один из подручных совета основателей замечает ее, и в следующую же секунду Кэролайн чувствует, как по ее телу разливается боль и слабость из-за дротика с вербеной. Кажется, еще чуть-чуть, и ее жизнь оборвется – ведь совет основателей вампиров не щадит. То, что Форбс жива – так это спасибо лишь ее матери. Девушка готовится к тому, что сейчас в нее вгонят кол, а она уже не может даже подняться с земли, когда вдруг положение дел резко меняется. Кто-то из вампиров, а она уже не видит, кто, наносит удар по охотнику. Кэролайн спасена. Но надолго ли, учитывая, что ее спаситель опасен даже в большей мере? Стоит ли рассчитывать на снисхождение Клауса еще раз? И что ему нужно от нее? Движут ли им благородные цели, которые так не характерны для Перворожденного, или, все-таки, он ищет личной выгоды? И, если все-таки последнее, то, что ему может дать Кэролайн, не являясь одной из самых ценных фигур на шахматной доске судьбы? Может, все-таки, он не ради выгоды спас ее? Вопросов слишком много.

+1

2

Наверно в этот день отвязаться от беспокойных мыслей для Кэролайн было невозможно. После ее перерождения она итак немало размышляла: о том, как теперь будет жить и что делать, как будут складываться ее отношения, но в этот день мыслей было еще больше, ведь совсем недавно ее спас тот, о ком она думала, едва ли, не как о мировом зле. Девушка боялась, что Клаусу понадобится что-то взамен, и, что самое страшное, теперь он мог беспрепятственно входить в ее дом. Но, нужно ли ему это будет. Кэролайн не играет весьма важной роли в его конфликте с братьями Сальваторе и потомками Петровых. Похитить ее с целью шантажа Елены? Но, тогда гораздо логичнее было бы шантажировать Гилберт сразу тем, что он может дать или не дать свою кровь Кэролайн, умирающей от укуса Тайлера.
Тайлер. Мысли вновь поменялись. Теперь девушка думала об этом оборотне. Как, как он мог укусить ее, зная, что она не выживет после этого без помощи Клауса? Как он мог предать ее? Кэролайн долго пыталась терпеть его связь с создателем, его мелкие грешки вроде того, что он незаметно снял вербеновый браслет с брата Елены – Джереми, но как она могла вытерпеть такое? Он пытался… убить ее. Она до последнего верила в то, что Тайлер будет прежним после того, как стал гибридом. Что он останется ее любимым Локвудом, а не тем неприятным Тайлером, которым был почти год назад – до того, как стал оборотнем вообще. Но, кажется, надежды были напрасны. Хотя Кэролайн и не хотела в это верить. Остатки чувств все еще теплились в ее сердце, потому и было так больно. Но они постепенно уступали место другим, которые Форбс объяснить не могла. Пока не могла.
В надежде забыть про все эти размышления, девушка направилась в лес за чертой города. Ей нужно было подкрепиться и восстановить силы – и для этого нужна была охота. На кроликов и прочее зверье. Форбс всегда находила это занятие смешным, но деваться было некуда. Человеческая кровь была не для нее, но рацион все равно нужно было менять.
Рывок – и вот тушка зверька уже зажата в ее руках, а клыки впиваются в тельце. Жалость на секунду становится ничем, когда теплая кровь наполняет рот. Руки сжимаются сильнее. Кэролайн с наслаждением проглотила теплую жидкость. Конечно, это – ничто по сравнению с человеческой, но тоже вкусно. Насытившись кровью животного, Кэролайн вытерла рот, не заметив шорох шагов за спиной. А зря, в Мистик-Фоллсе нужно было быть внимательным на сто процентов.
- Кролики – это, конечно, хорошо, - хмыкнула себе под нос Форбс, - Но что-то не то.… И как Стефан держался на такой диете…
Внезапно шорох стал совсем очевидным, и Кэролайн со страхом обернулась. Но слишком поздно – в следующую секунду она почувствовала, как в ее плечо что-то воткнулось. Глаза у Форбс почернели и клыки в секунду удлинились, но еще через мгновение девушка поняла, что просто не может нормально и шагу ступить – ее зашатало. Вербена! Вытащив дротик и сделав несколько шагов, Кэролайн поняла, что сейчас не справится даже с человеком. Этим поспешил воспользоваться человек, выстреливший в нее. Наверняка один из подручных совета основателей! Он приблизился к ней и размахнулся рукой с, зажатым в ней, колом. Кэролайн только и успела, что загородиться руками перед тем, как в ее глазах начало меркнуть…

+1

3

Клаус прятался в лесу. Реально прятался. Только здесь можно было оказаться наедине со своими мыслями. Теперь он понимал, как чувствует себя любая поп-звезда о кружении поклонников. Так же его теперь окружали гибриды. Да, он получил армию, которая по его желанию дружно бросится в пропасть, но личного пространства не осталось никакого. За последние несколько сот лет он привык что рядом была только семья, либо в живом виде, либо в гробах. А теперь столько общения. Но обиднее было другое. Ни один из гибридов не подходил на роль приемника. За 1000 лет существования Клаус успел познать многое, и он хотел с кем нибудь поделиться этим знанием и опытам. Но с кем? Бекки? Хм… Слишком своевольная девчонка, которая больше интересовалась модой и парнями нежели сущностью вампиров и причиной их появления. Но чего еще ждать, не смотря на возраст, она всегда останется ребенком, у которого никогда не было детства, и Клаус прекрасно понимал, что основная его задача, это оберегать ее. Элайджа? Ну вспомнить хотя бы то что братишка хотел его убить. Хотя Клаус всегда подозревал что Элайджа просто завидовал ему и боялся его силы. Оставалась только надежда на гибридов, но и она не оправдалась. Да, они смотрели ему в рот и выполняли каждое его желание. Даже если пытались спорить, все равно по итогу исполняли волю Клауса. Но хотелось другого, хотелось что бы у приемника был свой разум, своя воля, свои желание. Ведь как говорится истина познается в споре, а какой уж тут спор, если с тобой безропотно соглашаются. В один момент Стефан Сальваторе мог стать спутником Клауса, но в нем видимо был слишком сильно развит комплекс Супермена. За что он собственно говоря и поплатился... Дурак, он бы мог много добиться. -сквозь зубы прорычал вампир.
Непонятная возня на соседней поляне отвлекла Клауса от размышлений.  Шумно втянув ноздрями воздух Клаус уловил запах человека. В его планы сейчас не входила охота, да и незачем было лишний раз будоражить жителей Мистик – Фоллса. А хотя… пошло оно все к черту… с каких это пор он заботится о том, что подумают люди. Неееет, определенно, в последнее время он стал слишком человечным. Надо было с этим что то  делать. за несколько секунд вампир очутился в месте событий. Быстрым взглядом Клаус оценил ситуацию. Хотя наверно только полный имбицил не понял сразу что здесь происходит: мужик с колом в руках и арбалетом за плечами и девушка на коленях, пытающаяся закрыться руками. Вполне привычная картина. По крайней мере для пригорода Мистик – Фоллса. Пожалуй где – нибудь на Вистериа Лейн это трактовали бы совсем подругому.
Клаус отшвырнул охотника в сторону. Порой он забывал насколько сильны вампиры, поэтому когда летящее тело столкнулось с препятствием в виде дерева послышался конкретный треск. Только Клаус так и не понял что именно трещало: ствол или кости. Но это было не интересно, сейчас все внимание было приковано к белокурой девушке. Кто бы мог подумать, Кэролайн Форбс. Что то в последнее время судьба слишком часто сталкивает их вместе. Хотя в первый раз это была не совсем судьба. Ну или вернее совсем не судьба. Да и она должна была бы до сих пор на него злиться за то что приказал Тайлеру ее укусить. Но с другой стороны он же ее исцелил? Так что счет 1:1. Плохой Клаус и Хороший Клаус идут на равных. Но зато теперь она, и шериф в юбке его должники, а он точно напомнит в свое время об этом. Так что 2:1 и Плохой Клаус под звуки фанфар вырывается вперед. На Кэролайн не было никаких видимых повреждений, не считая следа от дротика с вербеной, а значит скоро она должна была придти в себя. Поэтому вампир подошел к охотнику.
***
Когда девушка очнулась Клаус сидел на корточках перед телом охотника. Нет, неудачливый борец со злом был жив,  правда, вампир хорошо приложил его головой об дерево. Как минимум головная боль, как максимум сотрясение мозга ему были гарантированы. Конечно, если у того кто в одиночку, в сумерках, отправляется в лес на охоту, вообще есть мозги. – Мисс Форбс, мне скоро надоест вас спасать! – сказал вампир с ухмылокой. Хотя почему то это была довольная ухмылка, а не саркастическая как он ожидал.  – Не стоит юной леди ходить ночью по лесу – в этот момент он увидел тушку убитого кролика.  – А тем более не стоит питаться всякой гадостью. Чувствую руку Сальваторе младшего. Да что тут руку, прямо его дыхание в затылок ощущаю.
Клаус провел ногтем по шее охотника и из маленького разреза моментально выступила кровь. Теплая, красная, манящая. Он знал что Кэролайн тоже почувствовала ее запах. Да, только что она выпила кровь кролика… кровь животных… это все равно что человеку сидеть на хлебе и воде, существовать можно, а удовольствия никакого. Клаус наклонился и сделал несколько осторожных глотков. Этот придурок даже не догадался выпить вербену. С такими охотниками даже не интересно сражаться. Как леденец у детсадовца отобрать.
Клаус поднял глаза на девушку. – Хочешь? Я знаю, хочешь. Выпей его крови, тебе необходимо восстановить силы, а на диете из кроликов ты это еще не скоро сделаешь. Тем более – глаза Клауса зловеще сверкнули, - это его единственный шанс на выживание. Иначе, за ненадобностью я просто сверну ему шею. Так что считай что его жизнь в твоих руках.

Отредактировано Klaus (2012-02-03 23:03:44)

+1

4

На секунду Кэролайн подумала, что сейчас умрет, а потом ее сознание окончательно потухло. Перед глазами мелькали какие-то обрывочные воспоминания, лица знакомых и любимых людей, самые горькие моменты,… а потом все оборвалось, и в сознании девушки окончательно разрослась лишь темнота. Не было ничего, вообще, ни мыслей, ни эмоций – просто тишина. А потом она  пришла в себя и с трудом приоткрыла глаза. Моргнула. Еще раз. Прищурилась от того, что лунный свет внезапно показался слишком ярким. Впрочем, почему она вообще видела лунный свет? Осознание того, что она еще жива, пришло не сразу. Правда, «жива» - это грубо сказано, но все-таки. Что заставила охотника остановиться? Даже если бы он захотел, то уже не смог бы остановить размах руки с колом – он бы ударил. Но он же не ударил? Почему? Кто спас ее в этот раз?
Кэролайн с трудом приподнялась на локтях и, все еще щурясь, попыталась осмотреться. Первым, что кинулось ей в глаза, стало тело охотника, распластанное на земле, чуть дальше – дерево с явными отпечатками того, что в него врезалось что-то с огромной силой. Следующим, что кинулось в глаза, стал вампир, сидящий на корточках возле парня. Мгновение спустя Кэролайн узнала в нем Клауса.
- Что ты тут делаешь?...
Страх снова вернулся, и она попыталась чуть отползти назад, но тело еще не до конца слушалось ее из-за действия вербены. Не смотря на то, что Перворожденный второй раз спас ее жизнь, Форбс еще не научилась доверять ему.
- Надоест… - эхом откликнулась Кэролайн на слова Клауса, но в ее голосе так же можно было услышать и непонимание, - Зачем же ты тогда это делаешь? … И я не просто хожу по лесу, я… тут по делу, - проговорила Форбс. 
Потом она зажмурилась на его словах про гадость. Ну, еще бы! Только она не пьет кровь человека, и, если не будет убивать еще и животных, то вскоре ослабнет настолько, что уже ничего не сможет с собой поделать – и будет набрасываться на первых встречных. Но она не может пить людскую кровь. Совсем недавно она сама была той несчастной, которую использовали только как мешок с кровью и костями. Далеко ходить не надо, еще и года не прошло с того момента, как с ней так поступил Деймон. Уподобляться ему Кэролайн не хотела.
- Это не гадость, это диетическая еда, - намеренно ровно произнесла Форбс, даже попыталась улыбнуться, - И как ты только обо всем догадываешься? Да, это Стефан меня научил этой диете. И, знаешь, меня она почти устраивает.
Именно, что почти. Кэролайн лукавила, диета ее не устраивала, но она все еще держала себя в руках. Жить с грузом, что ты – убийца, было еще тяжелее, она знала это по себе. Не убить человека, выпивая его кровь, было очень тяжело. Для новообращенного вампира, такого как Форбс, это было практически невозможно. Она не могла контролировать себя настолько хорошо.
- Кролики меня… - девушка запнулась на полуслове, когда ей в нос ударил запах человеческой крови. Клаус знал, как сломить ее. Он отпил немного крови у охотника. Чистой крови, без вербены. Глаза Форбс моментально почернели, и она почувствовала, как ее клыки стали длиннее. Желудок сжался. Господи, как она хотела крови! Этого наслаждения, насыщения, которые могла дать лишь кровь человека.
- Я… не хочу.
Но, уже было ясно, что Форбс не считает так, она начала медленно приближаться к охотнику, затем, осмелев, она в один рывок оказалась возле тела. В последний момент остановив себя, Кэр вспомнила то, как поступил с ней ее собственный отец за то, что стала такой. За то, что она пила кровь.
- Зачем ты делаешь это?
Кэролайн всхлипнула, но, тем не менее, сверлила глазами ранки на шее парня. Она хотела, хотела его крови больше всего на свете в этот момент. И, самое ужасное, что она понимала, что не удержится. В следующее мгновение она склонилась над ним, и ее клыки легко вонзились в его кожу. В горло влилась его кровь. Такая теплая, такая вкусная. Как же Кэролайн об этом мечтала! Давно она не чувствовала этого прекрасного вкуса. Терпкого, не сравнимого больше ни с чем. Однако она убивала человека, сейчас, если она не остановится – то он погибнет. Сквозь силу, девушка оторвалась от шеи парня.
- Я упомянула при нем Стефана, он меня видел.… И я не могу внушить ему, пока он без сознания, - выдавила она. Странно, как еще она сохранила способность размышлять. Хотя, нет, не сохранила. Ведь, Клаус может просто свернуть ему шею, если нельзя внушить. Только бы он не сделал этого. Ведь Кэролайн вложила столько сил, чтобы не убить его самой.

+1

5

Клаус молча слушал монолог Кэролайн. По сути она не отдавала отчет тому что сейчас говорит, вампир видел только одно желание в ее глазах – крови, теплой, человеческой крови. Когда девушка насытила свой голод и оторвалась от шеи охотника, Клаус смог рассмотреть в ее глазах удовлетворение. По белой коже подбородка медленно стекала капелька крови и вампир успел вытереть ее платком. Взъерошенная, испуганная, немного смущенная Кэролайн выглядела просто обворожительно. И Клаус даже поймал себя на мысли, что на мгновение он невольно залюбовался девушкой.  Бррр… о чем это ты? Обычные мужские мысли… ничего странного. Она женщина, я мужчина… гормоны. Успокоив себя эти Клаус продолжил. – Тсссс…. девочка моя, забудь о нем… - вампир приложил указательный палец к губам девушки. - по крайней  сейчас. Ты чувствуешь как по твоим жилам разливается кровь? Кожа теплеет, и кажется что сердце вот-вот забьется? Это еще одно волшебство человеческой крови, которое длится очень недолго – незаметным движением Клаус перевернулся на спину и потащил за собой Кэролайн. И вот они уже оба лежали на земле, устремив взгляд в небо. – Сейчас мы максимально восприимчивы к окружающему миру. Закрой глаза, закрой не бойся. – Клаус первым закрыл глаза, он не боялся подвоха со стороны девушки, он прекрасно понимал что она чувствует, а именно блаженство.  – почувствуй как энергия проходит вокруг тебя и кажется мир останавливается. Современные вампиры забыли об этом. Человек превратился в быстрый перекусон в темной подворотне. И это обидно.  Раньше мы были величественными созданиями, люди считали за честь стать нашей жертвой. И с ними мы жили в состоянии странного, но мира. А теперь? Благодаря телевиденью и книгам какой образ вампира? Либо кровожадный зверь,  либо слащавый мудак.
Клаус перевернулся на бок и оперся головой на руку. – Ты знаешь, мне могут рассказывать кучу сказок  о перевоспитавшихся вампирах, но он всегда был уверен в одном  - в каждом вампире живет зверь. И животные инстинкты возможно забить куда то глубоко в подсознание, но они всегда вылезут при удобном случает. Да и зачем идти против своей натуры, зачем ломать сущность. Надо смириться с тем кто ты есть и получать от этого удовольствие. Но для этого для начала необходимо понять кто ты есть. Как правило «совестливые» вампиры просто не смирялись со своей сущностью, а продолжали олицетворять себя с людьми. Ну это все равно если бы лев бегал по кругу причитая: «Я – буйвол! Я – буйвол! Поэтому я буду питаться травкой и не буду убивать других буйволов» . ты у меня спрашивала зачем я это сделал? Для того что бы ты почувствовала это. И как ты успела заметить, совсем не обязательно убивать человека. Хотя да, я как правило поступаю именно так, каюсь, грешен. Клаус замолчал, он не знал, поняла ли Кэролайн то что он пытался ей донести или нет. И вообще почему он это делает? С каких пор ему важно мнение какой то новообращенной?

+2

6

Лишь тогда, когда теплая человеческая кровь почувствовалась во рту Кэролайн, девушка поняла, что все, что она говорила минуту назад, было не более чем попыткой убедить себя же в этих словах. Она – хищница, и рождена заново для того, чтобы стать новым звеном в пищевой цепочке. Люди едят животных, вампиры едят людей. Грубо, конечно, но учебник биологии выразился бы именно так, если бы вампиры стали официально подтвержденным видом. Однако, только оторвавшись от шеи парня, Форбс одернула себя, подлавливая на этих мыслях. Как она может думать о таком? Ведь она совсем недавно была человеком. Вот, ей самой бы вовсе не хотелось быть лишь кормом для вампиров.
- Прежний Стефан был бы… - начала было Кэролайн вновь говорить и убеждать себя, но палец Клауса коснулся ее губ, заставляя умолкнуть. В страх девушки вмешался интерес. Перворожденный начал говорить, и, неожиданно для себя, Форбс поняла, что вслушивается в его слова, старается понять. А еще, она действительно чувствовала то, о чем он говорил, - Чувствую, - лишь шепнула она. Незаметно вампир перевернулся на спину и утянул за собой Кэролайн. В этот момент она не сопротивлялась, не пыталась подняться. Блаженство от насыщения человеческой кровью не давало страху разрастаться. Однако Форбс закрыла глаза не первая. Лишь периферийным зрением заметив, как опустились веки самого Древнего, она вздохнула и повторила за ним. Его слова вдруг стали для нее не лишенными смысла. Они цепляли потому, что Кэролайн чувствовала все то, о чем говорит Клаус. Закрыв глаза, она, словно, на секунду растворилась в мире, что окружает ее. Ответить Древнему ей было нечего. Но слова про образы вампиров, созданные телевидением, все равно вызвали у Кэролайн улыбку. В этом Клаус был более чем прав. Скорее всего, если бы вампиры снова объявились в мире, их бы уже вряд ли воспринимали именно из-за этой славы.
- Иногда стоит ломать сущность, - возразила Кэролайн, - На практике получается, что каждый раз, когда мы отрываемся от крови человека до того, как его убили – то это тоже шаг через себя? – она чуть помолчала, снова вслушиваясь в слова Древнего вампира, - Смириться бывает очень сложно. И как понять, кто ты есть? Умом я понимаю, что я – вампир, но человечность тоже не хочу терять. Жить только ради того,… чтобы жить?
В следующее мгновение Клаус вдруг ответил на ее вопрос, заданный до этого.
- Я почувствовала.… По крайней мере, большую часть того, что ты сказал, - Кэролайн вновь на секунду закрыла глаза, возвращая те ощущения, которые Клаус говорил про мир, - Про то, как мир замедляется. Ты прав…
Девушка приподнялась и села, сложив ножки по-турецки.
- Ты сказал, что ты каешься? Да ну? – Кэролайн просто не удержалась от улыбки, хотя страх перед Клаусом все еще не прошел. Однако теперь к нему примешивались и другие чувства. Такие как интерес и желание понять. Даже симпатия, хотя об этом Форбс бы вряд ли призналась кому-либо.
- Однако даже все это не объясняет того, почему ты спас меня. Чтобы просто объяснить это? Но, почему я? Я же была против тебя.
Была? – вдруг одернула себя Кэролайн, - Я же не должна ему верить.
Правда, обычно «не должна» на Форбс не распространялось. Она почти всегда делала то, что не должна. И часто ей это аукивалось. Хотя, она все равно не жалела.
На секунду Кэролайн перевела взгляд на небо. Интересно, насколько могут вампиры лучше видеть, чем люди, и могут ли, ведь тогда звезды могут казаться еще красивее. Опустив взгляд, Форбс снова посмотрела на Клауса.

0

7

Клаус, лежа на боку, наблюдал за девушкой. Она была определенно заинтересована, немного сбита с толку. Сейчас Кэролайн была похожа на губку, жадно впитывающую в себя информацию. Все таки, Сальваторе глупцы, обратили человека и даже не удосужились рассказать основы. Удивительно, что девочка до сих пор не устроила кровавую резню, видимо, у нее просто огромная сила воли.
- Смотри, для любой жизни нужна энергия. Для нас эта энергия – эта кровь. Причем когда вампир голоден, его все мысли и поступки обращены только на одно – добыть кровь. Он не будет слушать логических доводов и мудрых советов. И ты должна смириться с тем, что эта жажда никогда не прекратится. Выпьешь ты кровь одного человека или десятерых за раз, все равно ты будешь хотеть еще и еще. Это наше проклятие. Как только ты это поймешь, оторваться от жертвы, до того как она умрет, уже не будет такой большой проблемой. Только глупцы начинают убивать всех подряд, оставляя за собой кровавый след. В наших же интересах что бы люди продолжали верить, что вампиры существуют только на телеэкране. К сожалению осознание этого приходит лишь со временем.  – Клаус поднялся с земли, и отряхнул с брюк остатки травы. Он не мог понять насколько искренне сейчас говорит. Всю свою жизнь человек, вампир, да любое мыслящее существо проводит за масками. И это закон, и это нормально. С друзьями мы одни, с родственниками другие, с незнакомыми людьми третьи, ну а наедине с собой… и если часто пользоваться этими масками, то можно потерять себя настоящего. Это твои мысли и поступки, или твоей маски? Внезапно Клаус осознал что запутался. Да он сделал в жизни много плохих вещей, но любой поступок он мог оправдать какой либо целью. Тааак, Клаус, соберись. Ты не на приеме у психотерапевта. Вернувшись в реальность вампир с  удивлением  отметил для себя, что уже наступила глубокая ночь. Ммм… любимое время. Как никогда захотелось дать волю своему внутреннему зверю, но Клаус сдержался. – ты хочешь поговорить о человечности? Ха! – вампир начал энергично ходить по поляне. – а люди помнят что такое человечность? Помнят что такое гуманизм? Отвечу тебе – нет! Да все вампиры вместе за все время своего  существования не убили столько людей, сколько погибло на человеческих войнах. – Клаус резко развернулся и присел на корточки перед Кэролайн. Их лица оказались друг напротив друга. – Знаешь, какое самое страшное преступление у вампиров? Диаблери. Убийство себе подобного. В древние века на такого вампира напускалась вся стая, и он не мог нигде укрыться. – глаза вампира пылали, он чувствовал как внутри зарождается гнев и голос начинает звучать все громче и громче. Но гнев не разрушительный, а некотором роде праведный. – И я чту эти законы. Это одна из причин почему я тебя спас. Деймон и Стефан кричат какой я плохой, какой я ужасный. но при этом даже не задумываются почему до сих пор живы. Если бы я убил их как только приехал в город, то сейчас бы не знал никаких проблем. Но нет, чертовы традиции и воспитание.  – Клаус выдохнул. Что то он действительно сильно разошелся. – и наконец то последний вопрос: что более человечно в твоем понимании укусить человека, который на следующий день и не будет помнить что с ним произошло, либо десяток мертвых кроликов? – голос уже вернулся к обычным интонациям, а васпир не смог сдержать усмешку.

0

8

Странно, как Кэролайн умудрилась успокоиться рядом с Клаусом, но в действительности ее волнение улеглось, практически, как и весь страх. Пожалуй, до нее не слишком быстро дошло, что он не собирается причинить ей вреда. А странно, ведь сама Кэролайн была о нем гораздо более плохого мнения. Но сейчас она не имела права думать о нем так, как раньше. Он спас ей жизнь дважды, дважды мог спокойно не делать этого, и одной проблемой бы у него стало больше, а теперь он еще пытался ее чему-то научить. Форбс внезапно поняла, насколько Клаус умнее, сильнее и старше ее. Она, по сравнению с ним, была просто жалкой. А он с ней сейчас носился, как с собственным учеником. По крайней мере, так это выглядело.
- Почему тогда нельзя питаться в банке крови? – все еще пыталась хоть как-то противиться доводам Клауса Кэролайн. Однако его слова имели гораздо больше смысла на деле, чем ее. По сути, девушка просто пыталась закрыться от правды, которую ей сейчас, в достаточно мягкой форме, выдавал Древний, - И сколько времени понадобилось тебе, чтобы понять все это?
Вместо ответа, Клаус поднялся и отряхнул одежду от пыли и травы, на которой только что сидел. Форбс не сводила с него взгляда. Пока Перворожденный сидел на месте, он выглядел менее опасным. Тем не менее, сама Кэролайн не встала, оставшись сидеть, поджав под себя ноги. Страха уже не осталось, зато был настоящий живой интерес. Неожиданно для Кэр, разговор ее увлек. К тому же, слушая логичные доводы Клауса, Кэролайн начала замечать, что совесть постепенно оставляет ее в покое.
- А, что, по-твоему, это дает право вампирам спокойно отключать человечность? – Древний начал нарезать круги по поляне, и Форбс удивилась тому, что он, как ей казалось, на секунду утратил самообладание,  - Если ты такого плохого мнения о людях, то тогда лучше просто не уподобляться им и не становиться убийцами. Но нельзя напрочь лишаться чувств дружбы, долга,… любви, в конце концов.
В следующую секунду Клаус вдруг вновь присел на корточки перед Форбс, и их лица оказались друг напротив друга. Кэролайн могла заглянуть в его глаза, сверкающие, полные гнева.
- Знаешь, я с ними согласна, - девушка чуть нахмурилась, - Убийство себеподобного должно быть наказано. Но иногда есть моменты, когда без него не обойтись. Оправдания часто можно найти, - но вряд ли Клаус слушал ее, его голос звучал все громче, в глазах показалась ярость, и Кэролайн даже чуть подалась назад.
- Однако тебе не помешали традиции убить многих, - Кэр сглотнула, зная, что играет с огнем, но она не хотела соглашаться со всем, что говорил Древний, - Как же Дженна Гилберт? В чем она была виновата? Она даже и не знала толком ничего. Когда она стала вампиром, то даже человека не успела убить, я молчу уж про вампира. Даже я больший зверь, чем была Дженна. И она не единственная… Цель оправдывает средства? По твоей логике, традициями временами можно поступиться, если это удобно? – Клаус сильно разошелся, и Форбс понимала, что ее слова могут вывести его из себя еще сильнее, но такова уж была, по большей части говорила то, что думала. Недаром еще Елена обижалась на нее за это. Добрую службу такая прямолинейность не сыграла Кэролайн и в этот раз. Вероятнее всего, любой другой вампир на месте девушки предпочел бы смолчать.
- Я люблю кроликов. Ну, то есть, я люблю их живыми, а не есть. Так что, наверно, все-таки лучше укусить человека, - запнувшись, отозвалась Форбс на вопрос.

0

9

Женщины… Клаус прожил тысячу лет, он знал многих женщин: молодых-старых, веселых – занудливых, белых – черных, высоких – низких, добрых – злых, полных – худых. Но у всех была эта потрясающая и ничем не объяснимая черта – оспаривать любое мнение. Ты можешь привести ей тысячу и один аргумент, нарисовать алгоритмы и схемы, привести кучу свидетелей, и все равно у нее будет свое «Но». И бороться с этим бесполезно. Проще передвинуть Альпы на два градуса восточней.
- Кэролайн, мне кажется ты меня не слышишь, или не хочешь слышать. Ты уже не человек, ты вампир.  как бы ты не хотела оставаться милой школьницей Кэролайн Форбс, ты теперь не она. У тебя ее волосы, ее глаза, ее тело, но внутри у тебя произошли кардинальные перемены. Теперь там – Клаус осторожно дотронулся до груди девушки, на несколько сантиметров ниже яремной впадины. – живет еще одна Кэролайн, жестокая и беспощадная, томимая постоянным желанием крови. И поверь пока ты будешь давать ей то что она хочет, вы будете жить в мире. Но если она вырвется наружу. Помнишь, что рассказывали о проделках Стефана? Не бывает перевоспитавшихся вампиров, это сказки, мы все звери, просто надо это принять, а не пытаться считать себя человеком. Иначе ты будешь как бомба замедленного действия, готовая в каждую минуту взорваться. Милая Кэролайн,  - вампир нежно взял подбородок девушки двумя пальцами, так что бы видеть ее глаза. – если хочешь, я могу тебя научить, как это, жить с тем что ты вампир. как принять свою сущность и постараться найти золотую середину. – Клаус отпустил девушку, он итак перешел дозволенные рамки. Честно говоря он даже опешил от своих собственных слов. Уж чего чего, а предлагать Кэролайн помощь он даже не планировал. Ну да, спас пару раз, ну да, поговорили при луне. В любом случае она наверняка откажется, братики – акробатики наверняка промыли ей мозг.  – да, я не святой. А ты знаешь, что такое тысячу лет находится под действием проклятия? Тысячу лет осознавать что у тебя забрали твою силу, твою сущность. Цель оправдывает средства? Да, я соглашусь с этим. Я не хочу сейчас юлить, и прикидываться перед тобой этаким белым ягненком. Я не хочу завоевывать твое доверие, или перетягивать на свою сторону.  Если хочешь, можешь прямо сейчас уйти, а я позабочусь о нашем горе- охотнике. – рассмеявшись Клаус продолжил. – обещаю убивать его не буду. – тут же вампир перешел на прежний серьезный тон. – ну а если хочешь, можешь остаться и узнать обратную сторону своей жизни.

0

10

Кажется, Клаусу начало надоедать то, что Кэролайн с ним спорит, но девушка не собиралась заталкивать свое мнение далеко, и молча соглашаться с его словами.  В конце концов, заглядывания в рот и вечного согласия он мог требовать от своих гибридов. Все они и всегда были бы солидарны со своим создателем, ведь он не только избавил их от проклятия, но еще и установил с ними невидимую связь. Кэролайн же хотела высказывать свое мнение, она вообще что думала, то и говорила. Даже Клаус не мог этого изменить. К тому же, ей было интересно, что он будет отвечать на ее реплики. Его точка зрения. На данный момент взгляды Клауса оказывались сильнее, чем ее или Стефана. Форбс не могла понять, как она так быстро могла поддаваться влиянию древнего. Ведь не он был рядом с ней, когда она обратилась. Первым, кто уверил ее в том, что не вся жизнь навсегда утеряна, был Стефан.
-  Я не могу, не хочу настолько меняться… - Клаус вдруг аккуратно дотронулся до ее груди, и девушка вновь умолкла, - Ты хочешь сказать, что, если я не буду питаться кровью, то жажда лишит меня рассудка? И что я потеряла себя после обращения? – совсем тихо уточнила Кэролайн. Она знала ответ. Утвердительный. И самое ужасное, что она уже проверила это на своей шкуре. В тот самый ужасный день, когда она обратилась. Она так хотела крови, что убила человека. Это жажда поглотила ее в тот раз, и девушка даже не отдавала отчет о своих действиях. Именно это и пытался донести да нее Клаус, скорее всего.
Вдруг Клаус нежно взял пальцами ее подбородок, и девушка замерла. С каких пор он так спокоен и заботлив с ней? Откуда это вдруг взялось? Ранее она и не думала, что он может быть таким. Впрочем, ранее девушка вообще считала его, едва ли, не воплощением всемирного зла. Но в действительности при более-менее близком рассмотрении он оказался не таким. По рассказам Елены и братьев Сальваторе, и его действиям, отголоски которых докатывались до Кэролайн, вполне можно было сложить то самое мнение, которое было у Форбс.
Кэролайн смотрела в глаза Перворожденного, и не видела в его взгляде ни гнева, как минут пять назад, ни ненависти, и, самое удивительное, она не видела там и холода. Но еще более неожиданными стали его слова. Он предлагал ей помощь. Что ему нужно взамен, или он действительно собирается это делать бескорыстно?
- Ты действительно предлагаешь мне помощь, или я ослышалась? Но эта помощь же уже не входит в традиции. Ты спас меня целых два раза, хорошо. А теперь думаешь помочь еще и с этим. Почему? – девушка недоверчиво прищурилась, - Я понимаю твои слова про жажду крови, но твоих действий я не понимаю.
Его пальцы отпустили подбородок девушки, взгляд стал сосредоточенно-задумавшимся, и Форбс показалось, что он уже пожалел о том, что предложил ей помощь. Интересно, стоит ли соглашаться? Учитывая, что он сам вряд ли по-настоящему горит желанием таскаться с ней, как с маленьким ребенком, коим она, в-принципе, и являлась для вампиров старше.
- С каких пор ты так честен, в особенности со мной? Ведь я же подруга Елены, - проговорила Форбс, выслушав мужчину, - Не будешь убивать?
Черт, сколько она задает вопросов. Много даже для нее самой. Но как же ее съедало любопытство. Узнать Клауса с другой, неожиданной для нее, стороны? Где же и когда еще может представиться такая возможность. К тому же, он может научить ее быть вампиром, научить ее держать себя в рамках. Кому, как не ему, лучше всего известно об этом все. Его долгая-долгая жизнь, его опыт – он предлагает показать ей хотя бы часть этого.
- Я… - девушка запнулась, и на секунду ей самой показалось, что она ответит «нет», но мгновение это прошло, и Кэролайн опустила взгляд, надеясь, что ее ответ не станет предательством по отношению к Бонни и Елене, - Я хочу остаться и узнать больше. Другого выбора у меня все равно нет. Помочь мне больше некому, - чистая правда. Помочь ей был готов только Стефан, но до того, как стал тем, кем является сейчас. А Деймон в принципе не стал бы снисходить до объяснения жизненных установок новообращенной вампирше, - Да, я хочу остаться.
Вдруг где-то за деревьями послышался шорох снова, и Кэролайн вскочила на ноги. Предыдущий опыт ее кое-чему научил. В душе поднялся панический ужас. Не будет же Клаус спасать ее в третий раз!

0


Вы здесь » Supernatural » Reality » Из двух зол будь меньшим ©